Власть, деньги, но неправда

Судила строгая Фемида ворону белую совсем. Она была глуха, слепая, да и мешала, в общем, всем. «Скажите, в чем ведь обвиняют?» - спросила старая Лиса. «На складе сыр поворовали и застрелили там же пса». «Но как могла там оказаться?» - дотошный Заяц напирал. – «Она вокруг совсем не видит, вы что творите?» - он сказал. «К порядку всех я призываю, - очкастый Филин прокричал. – «Во всем сейчас мы разберемся, ведь мы закон!» Но Лев рычал. Восприняв Льва рычанье в тему, Свинья была тот прокурор: «Готовит, видно, себе смену». «Ну, Заяц, что он намолол?» «Давайте будем мы конкретны, решенье есть и есть объект», - Свинья заметно поперхнулась. А как же факты, лишь проект? Нашли свидетеля на свалке, с хвостом, и лапы все дрожат. «Скажи, милейший, ты что видел?» Но рот ему увы зажат. «Да, уголовный элемент. Ведь я его запомнил сразу. Давайте, может, на костер, и подожжем его заразу. Он выделяется из нас и носит белую одежду, всегда пушистый да сухой зовет, сюда свою надежду». «Давайте мы его съедим!» - кричал Медведь, впадая в спячку. «Тихонько, может, убедим, чтоб не пороть нам всем горячку. Ты больше белою не будь, не выделяйся сам на фоне, не починать, тебе сейчас, друзей не встретишь и на зоне.» Кролик был тем адвокатом, хотя учился лишь на «два», и с напористым захватом: «Что вы, взвесьте все сперва! Ну, Ворона-то понятно - и больна, и вся бела, может, в чем и виновата, что судьба нас всех свела.» Хорошо, что звери судят, гуманисты и добры. Лес пилить они не станут, будут лишь одни бобры. Ведь страна у нас большая, и воронам счету нет. Лоб намажем им зеленкой, будет милым белый свет. Осудили ту Ворону и влепили строгача, а амнистия не вышла, может все же с горяча? Не скостили срок вороне, подошла она до двери, почерневшая от горя и сказала: "Ну и звери!" Черную исправит труд, будешь белою – запрут. Не изменится Ворона, вышла с зоны до перрона и стояла на песке. Вот вся кладь в одной руке.

Поделиться: