Стихи о войне


Стихи о войне современных авторов портала Оллам

Твоя Сахара. Зуав-92

Игорь Гергенрёдер

В каждой войне есть свои Бонапарты. Может быть,
есть и зуавы? На войне в Приднестровье летом 1992 года
один зуав точно был.

«Зуавы (среди которых даже и в сороковых годах мало уже
оставалось воинственных туземцев племени зуа-зуа, давших
им свое имя, а больше парижан отчаянной жизни, возлюбивших
военные опасности) предоставлены были самим себе».
С.Н.Сергеев-Ценский. Севастопольская страда.

СТО ДНЕЙ*

К звёздам взлёт, как тебя превозмочь,
в локтя сгиб упирая приклад?
Отворялась в ничто эта ночь,
а казалось, что в сладостный ад.
Хмарь несло от Союза руин,
наградной догорал наш реестр.
Нам ударили в спину свои —
уходившим в окопы за Днестр.
Ни к чему нам святая купель,
ни СС не любя, ни ОАС**, —
я влюблённо поймал, колонель,
Ваш разяще-шикарный приказ!
Поцелую подставив висок,
нежной дамы коснулся лишь чуть —
жаркий в медной рубашке сосок
прососал сладострастно мне грудь.
Боже, я только мимо стрелял,
Твой случайный хреновый зуав...
отчего столько кровью пиал
полнит лёгкое, в дойке устав?
Кашель рвёт жизни нить в кутерьме
к вожделенной победе рывков.
Колонель мой томится в тюрьме...
Боже, дай нам ту сотню деньков!

*Знаменитые 100 дней — время
правления Наполеона после его
возвращения с острова Эльба
до поражения в битве при
Ватерлоо.

**Секретная армейская организация (OAS
— фр. Organisation de l'armée secrète) —
ультраправая националистическая
террористическая организация,
существовавшая во Франции во время
Алжирской войны (1954—1962).

ЖГУЧИЙ СВОД

Войны расцвёл розарий по Днестру,
Влагала зло холодная путана
Сосцы любви в сквозные наши раны,
И бог огня нас обрекал костру.

Сластил нам кровь лукавый промедол,
И образ твой в недостижимом мире
Стал лёгок честной лаской харакири
И зовом губ скрываемых тяжёл.

Мне не прийти в далёкий твой уют
Влюблённо-жадным, в аромате гари...
Но нежный бред твои ладони дарит,
И губы губ прикосновенье пьют.

Услышь, как вихрь целует облака,
Как бьются в свод больного счастья крохи!
Узнай меня в твоём невольном вздохе —
И в плаче губ замрёт моя рука.

Debussy: Children’s Corner

Была подросточком ты в путаную пору,
когда военный в кабаке осел оркестр,
наживы дух струю свободы сбил напором
и, напирая, берега сдавили Днестр.
Он брызнул кровью в тесноте жестокой сшибки!
Открылась биржа под названием война:
Кто делал деньги, кто карьеру, кто — ошибки,
Надеждой розовой жила не ты одна.
Меня, страдальца, лаской баловал Тирасполь...
С сестрой в палату принесла подарки ты,
и поселилась между ранеными распря,
сгустив пары немилосердной маеты.
Я знал близ госпиталя в зелени беседку —
вошла ты первой с милым возгласом «merci!»
Провинциальную я видел малолетку,
а ты слыхала о Мюссе и Дебюсси.
Я потрясённо получил толчок в обратку,
и неожиданностью не было уже,
что понимаешь выраженье «в шоколадку»
и прелесть тонкую словечка «бланманжэ».
Мы брали счастье одинаково бестактно,
желая бешено его смертельных доз:
зуав и девочка в эксцессе многоактном!
Разврат и нежности крутой апофеоз.

ТОРТ «ВАТЕРЛОО»

Я безумел тобой, приднестровское чёрное лето!
Я, прищурясь, глядел в твой оскал вдоль ствола карабина.
Закопчённым был мой брито-глянцевый череп брюнета,
И с венком или без — ожидала ли, нет Коломбина?

Ты звало за собой, лето, в жаждущий кратер вулкана,
Я тебя настигал, утопая в пыли бездорожья,
Каждый шаг торопил вспышку боли и вечность нирваны —
Но растаял вулкан. Или им притворялось подножье?..

Что мне, лето, в твоём исступлённо-залюбленном пекле?
Нам вина на двоих оказалось для ночи так мало...
В холодящих лучах губ твоих маки грустно поблекли,
И неистовых жажд безнадёжно война миновала.

Мы в разводе с тобой, проигравшая пленная слава!
Я, прищурясь, тяну чары дымные травки целебной.
Грехотворниц игре ныне отдано сердце зуава —
В синеватых клубах белизной манят бёдра волшебной.

Игорь Гергенрёдер

Мы одной крови

Игорь Гергенрёдер

Исполняет офицер из бывших зеков в моём романе "Первоклассное антреме":

Не рад я победе страны.
Средь музыки, сала и вин
Томит меня чувством вины —
Лежащий в руинах Берлин.

Я зваться хочу Иоханн —
И, в шляпе с павлиньим пером,
Прильну обжигающим ртом
К тебе, обгоревший каштан.

Услышьте, Бетховен и Бах,
Питомца советской тюрьмы:
Об узниках и операх
Есть опера — дар Колымы.

Нам жёстко судила судьба —
Честь нашу поставив на кон,
В Германию местью раба
Нести тирании закон.

Кровь смелых вовеки свежа.
Будь, опера, жизни светлей!
Мне грудь до удара ножа,
Лирический тенор, согрей.

Игорь Гергенрёдер

Не обижайте мальчиков войны

Когда героев нет, огонь зубами
Никто не в силах сжать до тишины.
Хочу сказать вам мирными губами:
Не обижайте мальчиков войны!

Герои пали смертью ради жизни,
Собою защищая нас от бед,
Никто из них не оказался лишним.
Народам всем от стойкости привет!

Страна живёт с Победы до Победы.
Не обижайте мальчиков войны!
Они познали жизнь ценою веры,
Всё ради нас, до сей поры живых.
-
Сергей Прилуцкий, Алатырь, 2017

Сергей Прилуцкий