Боль


Боль современных авторов портала Оллам

Ты заживо любовь похоронила

Мне больно - сердце кровоточит,
И в муках корчится в груди -
Душа, истерзанная в клочья,
Которой так мечталось о любви.

О, как я был неосторожен,
Всё было так впервые! Вновь!
Я счастлив был, я был восторжен!
Я верил - вот она любовь!

Любовь! Какое адское влеченье
Испытывал к тебе я каждый миг.
И каждый миг, что без тебя - ужасное мученье.
От боли я срывался в крик.

А ты? Ты просто позволяла
Любить себя, вот только и всего.
Со мной в любовь мою играла,
Пока не встретила его...

И вот я стал тебе не интересен.
Разбито сердце вдребезги моё.
В душе израненой не стало песен.
В одной мгновенье потерял я всё.

Спокойно, холодно, тебе ведь безразлично,
Велела мне любовь к тебе забыть.
О, как жестоко и цинично -
Её живою хоронить...

10
Сергей просто

Поэт в России больше, чем поэт...

Поэт в России больше чем поэт.
Но жить в Америке поэту лучше.
На Родине уюта для поэта нет.
Хоть и занимает Родина одну шестую суши.

Гражданства гордый дух не сваришь.
На вилку не наколешь, ложкой не возьмёшь.
Тут по неволе Родину оставишь,
Коль от гражданства барышей лишь ждешь.

Видать не тех просил, и не о том,
Упав в экстазе на колени.
В душе мечтал ты о тельце златом?
При чем же здесь Некрасов и Есенин?

Поэтам не легко живется на Руси.
Но на Руси ушли из жизни,
Все те, кого ты так просил,
Воистину великие сыны Отчизны.

Сергей просто

Тренировка в стратосфере

Тренировка в стратосфере,
Выпускаем парашют,
Кувыркается машина,
Тихо ангелы поют;
Лётчик с ножиком в зубах,
Позабыв семью и страх,
Режет толстые постромки,
Коченеет в облаках;
Пассажирам невдомёк,
Отчего болтанка вдруг,
Стюардесса носит кофе,
Гасит панику, испуг;
И Земля в иллюминаторе,
Словно крылья Люцифера;
Не прощает, не прощает
Торможения стратосфера...

Кнехт

Памяти Игоря Талькова и других простых, но честных людей

Стреляют ведь не люди и топят, как щенков.
Так будет продолжаться. За что убит Тальков?
За правду, что с экрана сказал он не боясь.
А место он уступит и так, слегка смеясь.
И версии рождались до самого утра,
сидели в кабинете полковники вчера.
Их мозг, он так работал, хозяин приказал.
Не нужно по-другому. Зачем он всё сказал?
Умелые те руки сдают одних червей,
крапленые все карты, достались они ей.
И расходились быстро колоды по рукам.
Скажи, что ты не видел, иначе по бокам.
Летают самолеты из Росси далеко,
никто их не достанет, живется им легко.
А что талант погиб, им как-то всё равно,
такая ведь работа, у них она давно.
Шумят в лесу деревья и листья оборвет,
какой сегодня ветер, не каждый ведь поймёт.
А тучки разойдутся и станет всё чудесное.
Прости за всё Ты нас, и царствие небесное.

Владимир

Ежегодный синдром

Мороз таблеткой под язык
Глотаю до ангины горла.
Сопливый носик просит свёрла,
Пробить заложенности миг.

То перепадочный баланс.
Жар с холодом живут единством,
Ручейно-сопельным капризом,
В больничный погружая транс.

Да, минус снежный за окном
И плюс опаснейший при теле.
Встречаю часть зимы в постели
Излечивая свой синдром.
-
Сергей Прилуцкий, Алатырь, 2017

Сергей Прилуцкий

Капуста Светлой памяти Александра Иванова

Сажает кто морковь, капусту я сажаю.
- Ну, что, пойдём домой?
- Идём, не возражаю.
Идём мы по гумну, осыплю комплиментом: «Такая красота бывает всё ж моментом».
Капуста подошла и соком наливалась. Куда же ты пошла? Ведь лучше бы осталась.
Поела бы капусты, и мы пошли по стёжке. И слышу в тишине, как лопались застёжки.

Владимир

Светлой памяти Юрия Степанова

Играл он в фильме прокурора, я заворожено смотрел.
Затем сыграл в штрафбате вора – уверен, это не предел.
Степанов Юрий, скромно как-то, ты много мог ещё сыграть,
Но жизнь оборвана внезапно, что ты сыграл – им подражать.
Ты излучал добро с экрана и мог спокойно повторять.
Для многих это будет рана. Уход внезапный. Как понять?
Хороших часто забирают, чтоб мы смогли всё пережить.
Они для нас не умирают, а остаются вечно жить.

Владимир

Чайка по имени Лиза (памяти Доктора Лизы)

Ты мне снишься каждую ночь
Мы с тобою летаем над морем
Мы две чайки, и превозмочь
всё пытаемся бури и штормы

Вот и утро, забрезжил рассвет
отутюжили гладь корабли
я проснулся, тебя рядом нет
Чайки крик только эхом вдали

примечание. 25 декабря в 5.30. мск. самолёт Министерства обороны Ту-154 потерпел крушение над Чёрным морем. Воздушное судно. вылетевшее из Москвы, должно было приземлиться в Моздоке. По информации Лайфа, из-за плохой погоды в планируемом месте дозаправки курс был изменён на аэропорт Сочи. В списке находившихся на борту — 64 артиста ансамбля имени Александрова, в том числе женская балетная группа, а также девять представителей СМИ.
В списке пассажиров значится и известный врач и общественный деятель Елизавета Глинка ("Доктор Лиза") В 10.39. мск на сайте Лайфа список опубликован. Доктора Глинки там нет, хотя до Сочи она летела. Пишут, что «не прошла предполетный контроль». В другом же списке погибших пассажиров Елизавета Глинка ("Доктор Лиза") присутствует.

По одной из версий, причиной авиакатастрофы над Черным морем могло быть попадание чайки в двигатель во время набора самолетом высоты, хотя по всем признакам это был теракт.

Геннадий Свистунов

Про подарки

Столько людей положили в Алеппо,
Там лишь мечтают люди о мире,
Кто-то воюет тупо/нелепо -
Виолончель отзвучала в Пальмире.
Танки отдали игилу и "грады",
В помощь друзьям, старым приятелям.
Этим подаркам они очень рады,
Сколько бабла на это потратили...
Старые бомбы и амуницию,
Вместо того чтоб уничтожить,
Сбросили сверху на школы, больницы,
Чтобы убить, разорвать, укокошить.
Вместо того чтобы строить дороги,
Кучу бабла вбухали в вОйны.
Эту броню не пробьют даже боги,
Счастиливы все и очень довольны.
Не заработать тебе денег честно,
Хочешь стрелять, бомбить, разрушать,
Ты на чужбине чужак неизвестный -
Строить, бомбить ли, тебе и решать.
Ты на земле на своей мир построй,
Всюду бардак, гордиться-то нечем.
Ты оккупант, никакой не герой,
В маске, зелёный такой, человечек...

Это моя Родина такая,
Не живет сама, не даёт другим.
Всюду беспределу потакает -
Захватили Родину враги...

raoul

Про упыря

Не заслуживает кастро - уйобок дикий,
Ни розы, ни астры, ни даже гвоздики.
За убийства, аресты, беспредел, избиения,
Диктатору место на свалке забвения.

raoul

Калужский синдром

Тоскуют горожане по конкретной руке
Нет веры местной власти, лишь той, что вдалеке
Калужский синдром на родине мыслителя-
Надеяться на помощь чужого предводителя

На снимке: К.Э.Циолковский
Прим. 1. Калуга – родина К.Э.Циолковского
2. Во вторник, 22 ноября, предприниматели, работающие на вещевом рынке в Калуге, записали обращение к главе Чечни Рамзану Кадырову. Калужский активист Дмитрий Мартышенко выложил на YouTube видео обращения калужских торговцев, которые должны покинуть территорию центрального рынка в Калуге в связи с его сносом, к главе Чечни Рамзану Кадырову. В ролике объясняется, что «Рамзан — человек конкретный». Информация из интернета

Геннадий Свистунов

Настамнет! Мынипричём!

Бук приехал, встал, подумал, выпустил одну ракету,
Разорвав на части тЕло, уничтожил мирный лайнер.
Отчего-то столько шума, некого привлечь к ответу,
На доске напишут мелом, сохранится в чьей-то тайне.

Кто причастен был к такому, тех убрали, устранили,
Сгинул где-то, словно в лету, не найти его никак.
Обстановочка знакома, под берёзой схоронили,
С рукояткой пистолета кое-кто из них в бегах...

Молодых, красивых, разных, столько жизней вдруг не стало...
Запустив ракету в воздух, кто-то ночью спит спокойно -
Беспокоиться напрасно - правосудие опоздало,
Для претензий слишком поздно, это их дела отстойные...

Всяк идёт в отказ стеною, "Настамнет! Мынипричём!"
Погубив в мгновение ока столько жизней уничтожив,
Здесь не пахнет новизною, ухайдакал б кирпичом,
По вине такого бога чей-то день не будет прожит.

Ни при чем мы, нас там нет, бук чужой, стрелял не наш,
И стрелял совсем не бук, экспертиза подтвердила,
Не пришли бы в кабинет, не засунули б в дренаж,
Слышишь шум, они идут, в этот раз не подфартило.

Все равно они ответят в трибунале у фемиды,
Кто лапшу нам вешал долго, отрабатывая баксы,
Тот кто в эту птичку метил, тот загнется от обиды,
Но не будет в этом толка, здесь кругом едина такса.

Погубил людей плати, ты признай и успокойся,
Все равно тебя зароют и тогда больнее будет.
Ручку им позолоти, а не хочешь, просто бойся,
Ты останешься героем, навсегда запомнят люди.

Кто б ты ни был, ты урод и тебе не место в жизни,
Ты убийца, кровосос, людоед до кОсти мОзга.
Ты в норе, как подлый крот, там загнись, умри, прокисни,
Ты перевернул обоз, памятник тебе из воска...

10
raoul

Мессия

Хожу по улице Кропоткина
И вижу одряхлевших раньше срока
Алкашей,
Обычно не хватает денежек на водку им
И потому в почёте стеклоочиститель и портвейн;
Вот вышел новожил с дешёвою гитарой,
Напевы Цоя оглашают детскую площадку,
А рядом, словно неудачно
Прооперированные близнецы сиамские -
Свои святые жизни сохранили до поры
В привычных рамках петроградского двора;
Косилкою зудит упорный иностранец
И пахнет скошенной травой,
Как будто в сенокос,
Нахохлившийся голубь у крыльца
Недвижно умирает,
Конец вселенной голубиной
От городской отравы
Мне вечным знаком вопросительным
В прооперированный глаз;
И офтальмолог Фёдоров мне врачевателем мессией,
Но слишком рано и убит
Взъерошенной Россией,
Едва встревожил вас.

Кнехт

Выборы

В справедливость, справедливость
Не на шутку я влюблён,
Но взаимности не вижу,
Нефьтю, газом обделён;

Мне бы акции купить,
Я готов продать квартиру,
Чтоб потом разбогатеть,
Поселиться на Мальдивах;

Но зарплата -
Так мелка!
И мой брокер не родился,
Стряпчий мой ещё в проекте,
Но зато пишу стихи,
Дух пророческий вселился;

Он пророчит по спирали
Долгое развитие,
Мы обсудим все детали
С внутренним наитием;

Напоследок утвердим
Мудрое решение:
Не пойдём голосовать -
Лопнуло терпение.

Кнехт

Построить башню

Из огня да на пляжи,
Возгорают дебаты,
То нудисты в опале,
То одежда страшна,
И крестовых походов
Даль неясная, жуткая
Обернулась реальными
Нападениями на личность;

И петиции пишутся,
И концерты евангельские,
И мессии лик древний
Вдруг шахидом мерещится,
И борьбу с человеком
Отличить от лечения
Всё труднее и сленги
Вавилонским смешением;

При рождении людям
Надевают очки
И на уровне генном
Проросли в позвоночник
Устремления кикиморы
И шуршат камыши
И на кладбищах северных
Новый пласт многоточий;

Но мечты и надежды
Мимо мчатся на скейтах,
Кувыркаются доски,
Повторяются трюки,
И мечтатель молоденький
Вышел с лыжными палками,
Проживёт он лет триста,
Всё моложе старухи;

Но всё старше дурак
И шеренгами множится,
Подружился шиповник
С бестелесным вьюнком,
Замещение импорта,
Словно тонкая кожица,
И стеклянный колпак,
И как будто ожёг;

Буркини, буркини..
Респектабельно жуть
И осколки железные
Мне мерещатся в рёбрах;
Что такое закон?
Кто опять взбаламутил
Мне видения райские -
Чёрной коброй лоснятся
Их штанины на бёдрах.

Кнехт

Анна Ахматова от коммунизма проклятого…

Анна Ахматова от коммунизма проклятого…

На воспоминание о встрече с Анной Ахматовой в 1964 году.

Фонтанный Дом, Ахматовой тени...
Не один год она здесь прожила́!
Я здесь опускаюсь на колени,
примером мне она всегда была́!

Меня, диссидента заклятого,
творящего только злые дела,
великая Анна Ахматова,
в твой дом судьба привела!

Не писала ты коммунизма гимна,
писала всё про русские края!
Твоя любовь светла, наивна...
Печаль очень весёлая твоя!

На кой чёрт скажи, Анюта,
ты за кордон не уплыла́?
Может Ленина-вора-плу́та
за джентльмена приняла́?

Мне нравится Анна Ахматова,
её короткий стройный стих!
От коммунизма проклятого
она бед приняла́ за двоих!

Пусть сомневаются другие,
мне все её строки дорогие!
Для меня сомнений вовсе нет
в том, что Ахматова, – Поэт!

Девятнадцатое декабря. 1966 год.

Книга. Том 3. «Любовь и Ненависть в стихах.»

Страница 78

vladimirbv

Вспорхнул талант на жёрдочку восторга

Наполню жерла пушек я сапфирами,
Насыплю изумрудов над могилами,
Дахау будуаром наряжу,
В бандитке каждой
Разгляжу княжну;

Капризы ангела небесного
В ребёнке,
Рельефы дивные
В испачканной пелёнке,
Искусство тонкое интриги
В злостном сговоре,
Души смятение разгляжу у палача

И не обижу никого я сгоряча;
Мне всё истории чудесные, поэмы,
Мне всё движение времён
И даже беды;

И даже хаос блеском золотым
В бесовском норове.

Кнехт

Почётным гостем Аполлон

Заехал в гости Аполлон,
Парад лирических колонн
Змеится, ширится, смеётся,
То прямо в высь, то кувыркнётся,
Полощатся знамён наряды
Из рога щедро изобилия,
На всплеске видится ковчег
И новый Ной
В прикид-обличии.

****

Мы соберём свои полки в долине снов
И под трибунами пройдём
Из лопухов, вьюнков и клевера;
Не маршал я, но рассмотрю
Все ваши части и значки,
Разведсоединения;
И всю начинку для ракет,
Готовых к запуску,
Романтику,
И ничего что слишком едкий камуфляж,
Раздолье для семантики;
Вода
Поднимется,
Плотину
Шарахнет чем-нибудь похлеще
Разудалый слог,
Последний лайнер пассажиров
Кратчайшим курсом прямо в гости
К верховному судье
Везти готов;

Зловещий призрак
Нового ковчега,
Нахохлились избранники,
Молчат;
Оставшись в тишине,
Доверчиво к земле
Прижались, на заклание оставлены,
Потомки октябрят.

Кнехт

Офисная щель

Сижу на работе, в подвале сыром.
Стихи не пишу, так как нет вдохновенья.
Скучаю, зеваю, мечтаю о том,
Чтоб кто-то моё приподнял настроенье
Рассказом забавным, весёлым стихом
Прервал бы тоскливых мгновений теченье
И жду, с нетерпением жду воскресенья.

Не движется дело, почти не идёт.
А может идёт, но совсем еле-еле.
И кажется мне, что наступит вот-вот
Зима в этой каменной офисной щели.
В сознании иней в душе колкий лёд
И руки к работе совсем охладели.
Я жду окончанья рабочей недели.

Dimitrios

Строгает доски для гробов поэт

Как будто всё сначала,
Смерти нет...

Чернеют мысли, воплощаясь в буквы,
А буквы побледнели в черноте,
Последня звезда предупреждением,
Сожрала все планеты в пустоте,
И ужимается до самой кислой точки,
И кровоточит тусклый глаз у божества,
Его наукой кличут, дальше многоточие,
Осталась лишь поэзия одна;
Она изголодавшейся акулой
Мечтает вынюхать живое существо,
Обломки лат, китайская ракета
И мельница отснятого кино;
И Санча Панса где-то параллельно
Капусту квасит, в доме суета
И где-то, в глубине дыры тяжёлой
Осталась лишь поэзия одна;
И не летал ещё безвидно божий дух,
И далеко ещё до Ноева ковчега,
Не обагрился кровью чистый луг,
И Каина ещё в помине не было;
Но в дырке взбалмошной пригрезились знамёна,
Дробят историю затейливо парады,
Поэзия на тоненькие ножки
Готова встать и чьи-то ретирады
Нам воспоёт торжественно-уныло,
Готовит истукан над скучною могилой,
И убирает мглу надолго в завитушки,
А Санча Панса беззаботно ест ватрушки,
И символом обманчиво заря.

Кнехт

Жажда

Исчезают миры и с тобою
Исчезнет огромная масса вселенных,
Мне убытие это
Равномерное,
Неотвратимое,
Прибавляет печали;
А что..
Если бы все по-другому начали
Эти миры обживать?
Радости нету от шор,
В обочину сброшенных;
Вместо кашне хомуты -
Как надоели мне эти знакомцы непрошены!
Вечно чего-то им мало,
Много в себе возомнили, а сами
Еле освоили к возрасту среднему
Аккорды гитары;
Треньканье, волчье нытьё вечерами
И градусы,
Токсикомания;
Что-то такое собой представляют,
Жаждут внимания.

Кнехт

Душная обязаловка

Всё написано давно
И примерно обо всём,
Но навалено трактатов
Так, примерно, ни о чём;
Тратит время золотое
Человек, как будто он
Не достоин жить свободно,
Троглодитом мол рождён,
И в надежде на дипломы,
По-обязанности вроде,
Шевеление в потёмках -
Уважение в народе
К штампу-аттестации,
20 лет в прострации;
К сорока годам банкрот,
В общем, явный недолёт;
О душе побасенки,
Разочарования,
Только и награды -
Двух телес лобзания;
Сам себе мечтатель врёт,
В пустоту стенания,
Чуть внатяг, интеллигентно
Стряпает страдания,
Утверждает грусть-тоску -
Песенки поёт;
Не по-птичьи надо бы,
Всё наоборот.

Кнехт

Огурец в закуску

Прости родная, горек час разлуки.
Навзрыд залаял кобелём со скуки.
Листва трепещет, ветер дышит в чащу.
Дождливый вечер. Мужики не плачут.

Не Нострадамус, я - страданий мастер.
Гипоталамус портит мой характер.
И мозжечок потерян для новаций.
Твой мужичок вновь без координаций.

Ещё стакан за гиппокамп, гипофиз,
Пью этот яд за внутренний гидролиз.
Любовь в морковь, а огурец в закуску.
По сердцу боль идёт всегда в нагрузку.
-
Сергей Прилуцкий, Алатырь, 2016

Сергей Прилуцкий

Опасный преступник

Как умудриться всех кругом обидеть,
Как стать врагом опасным, хуже во 100 крат
Бандита и наёмного убийцы -
Останься жив, то мог бы рассказать нам
Об этой несуразице Сократ.

Кнехт

Сделать шаг в пустоту

Не каждый смог, не каждый сделать шаг решился
Из пекла, очага войны, и «в никуда».
На эту тему однажды премьер наш поглумился,
Не церемонясь, посоветовал тогда*.

Советы власть держащих, молча, мы пропустим,
Проигнорируем «культуру» слова.
Эмоции бурлят, кипят у каждого, допустим,
Погорячился, скажут, что такого.

А те, кто всё-таки решились, в пустоту шагнули,
Смогли войну оставить за спиною,
Вы думаете, о проблемах позабыли и вздохнули?
Пучина новых бед накрыла с головою.

Цинизм правителей во всей красе мы ощутили,
Наедине с проблемами остались,
И лишь простые люди на помощь поспешили,
Делились всем своим, и не считались.

Спасибо тем, кто горе ближнего способен осознать,
И боль другого, как свою принять.
Рука дающего не оскудеет, кто может отдавать,
Тому не нужно оды похвалы слагать.

25 февраля 2016 г.

*Премьер-министр Украины Арсений Яценюк
на заседании правительства (2014 г.): «Поверьте,
если бы у меня там (на Донбассе - Авт.)
были родственники, я бы им сказал или съебуйте,
или сами решайте свои проблемы».

10
Anna Sagarmat